Понедельник, 15 апреля 2024
$ 93.4419
99.7264
11 октября 2022, 12:57

Жизнь в Донбасе. Заели вши и московские цены

О событиях на «той стороне» россияне узнают в основном из криминальных хроник, когда грохнут в лифте очередного «Моторолу» или взорвется в кафе «лидер народного ополчения». О повседневной жизни простых людей – «трактористов и шахтеров», пять лет воюющих за независимость Донецкой и Луганской народных республик, в России известно меньше. Мы туда сейчас не ездим. Ну разве что писатель Захар Прилепин иногда навестит окопы и расскажет своим читателям о «русском мире», каким он ему привиделся оттуда.

Состояние умов тех, кто остался на Донбассе и живет там постоянно, все больше зависит не от тотальной пропаганды, а от ежедневных бытовых прозаических вещей, — утверждает луганский публицист Олена Степова, — зарплаты, сокращение бюджетников, закрытие шахт.

Два слова об Ольге Степовой. Совсем недавно она жила в Луганской области. Была предпринимателем, боролась за права пенсионеров, защищала экологию, руководила общественной правозащитной организацией. Прошлой весной посмела высказаться о правах «донецкого народа» в телеэфире.

«Когда я приехала домой, меня ждала разъяренная толпа, направляемая мэром города. Ко мне присылали боевиков. Было страшно, — признается она. Я обычный человек. Плохо вижу, не смогла бы бегать с автоматом, но я определила свой участок фронта информационный. Стараюсь максимально честно описывать, что происходит в Донбассе, так как уверена в том, что люди должны знать правду, особенно неприятную.»

После состоявшихся месяц назад выборов на Донбассе, которые Степова называет «фейковым», она написала большой пост в ЖЖ о том, как после «всенародного праздника» пошла на убыль финансовая поддержка России и взметнулись вверх цены, и дала интервью порталу интервью OBOZREVATEL, как Донбасс будет выживать дальше.

«Выборы прошли, «республики» получили новых глав. Что изменилось к лучшему?

Российские ихтамнеты получают зарплату из месяца в месяц, а вот местные группировки — нет. Особенно сложная ситуация с зарплатой в Горловке. Буквально через два дня после т. н. выборов начали поступать приказы об уменьшении надбавок врачам, учителям. Мало того, требуют сократить штат. Вот, например, в моем городе на школу оставляют по 2-3 уборщицы. И за эти места люди готовы друг другу горло перерезать, потому что это хоть какие-то деньги.

Сократили зарплату и шахтерам. Для «элэнеровцов» — это удар в спину. Если шахтеры раньше получали 10-12 тысяч рублей, то сейчас зарплату сократили до 7-5 тысяч. А еще раньше, при Украине, бригады на шахте «Должанская-Капитальная» и «Красный Партизан» получали до 50 тыс. гривен зарплаты. Сейчас имеют по 15 тысяч гривен пенсии. И получают ее в Украине.

Не знаю, как люди будут выживать на эти копеечные деньги. Это очень тяжело. Потому что из «русского мира», кроме тараканов, вшей и бомжоты, на Донбасс пришли и российские цены. А точнее — московские. Ну хотел Свердловск жить, как Москва, — пусть теперь шикует. Кроме того, что трудновато с продуктами, люди еще и начали травиться, потому что не работают морозильники. Вот недавно в Червонопартизанске, а это город-спутник Свердловска, целая семья отравилась молочными продуктами, купленными на рынке. Мало того, что на Донбасс зашла российская санкционка, то есть заместители продуктов, которые невозможно есть, так как все это не имеет ни санитарного, ни ветеринарного контроля.

Очень тяжелая ситуация в медицинской сфере. Эти гуманитарные лекарства, которые поставляют… Я смогла заглянуть в ту гуманитарку, которая поступает в «ЛНР» и используется в больницах. Это средства дезинфекции, марганцовка, которой дезинфицируют воду, раны, горячие уколы. Их в больницах больше всего. Колют их при пневмонии, ОРВИ, женских заболеваниях, заболеваниях почек, печени, горла. Одного молодого человека, у которого был аппендицит, закололи до смерти этими уколами. Если даже заместителю батальона «Призрак» не хватило банальных антибиотиков, чтобы вылечить его от пневмонии, то что говорить о других «ополченцах»? Молчу про эпидемию в ОРДЛО туберкулеза, сифилиса, гонореи, гепатитов всех видов. Плюс радиационное загрязнение воды и почвы…

Уменьшение финансирования началось не сейчас, оно продолжается уже долгое время. Уже полгода наблюдаю за тем, как потихоньку-потихоньку из обеспечения «элэнэрии» забирают деньги. Я сначала связывала это не с рукой Москвы, а с рукой «элэнэрии» в кармане Москвы. Видно же, как наши доблестные «элэнэровцы» используют российские деньги.

И при такой ситуации в «ЛНР» устраивают еще и безумные конкурсы. Например, конкурсы гончарного искусства, культурные развлечения, еще что-то из этой серии. Победители получают от 75 000 рублей. И это тогда, когда эти дураки-«ополченцы» за 15 тысяч рублей бегают по окопам, а еще более глупые шахтеры за 5 тысяч сидят в лаве. А тут принял участие в конкурсе и получил 75 тысяч рублей на рыло. Такие конкурсы в «ЛНР» проводят каждый месяц, и каждый месяц денежные призы в 100 тысяч. Бывали выигрыши даже по 500 тысяч рублей. За счет таких конкурсов «элэнэровцы» отмывают деньги. Я это называю «рука «элэнэрии», которая шарит в кармане Москвы».

У меня такое впечатление, что верхушка «элэнэрии», которая имеет доступ к общим деньгам, ведет себя так: после нас хоть трава не расти, последний день живем — хоть что-то украду. Поэтому у них так и меняются «министры». А экономят на ком? На низах.

Местных гонят в ополчение, «армию», называемую в ОРДЛО «народной милицией», прикрываясь учениями резервистов. Криминогенную ситуацию здесь уже давно никто не контролирует. Даже исчез такой заработок ополчения и «Полиция» ОРДЛО, зарабатывает тем, что охотится за штрафы за нарушение комендантского часа. А кто заплатит штраф 1 000 рублей при зарплате 5 000 рублей? Шахтеры отдают милиции телефоны в залог. Потом их не выкупают. Посуду отдают в уплату штрафов. Магнитофоны какие-то, телевизоры, вещи, оставшиеся от жизни «под украинской оккупацией».

Свет, газ у людей не везде. Вот они смеялись над нами, что у нас Смела замерзала. Хотя какая там ситуация была — люди хотели льготы, но не хотели платить налоги, а мэр города выписал себе 5 миллионов гривен премии. В конце концов во всем оказалась виновата власть в Киеве.

Как только они поржали над нашей Смелой, в «элэнэрии» отключили газ, свет, воду и до сих пор не все города их получили. Нагрузка на подстанцию «Победа» в Новочеркасске такая, что завтра она может взорваться. Поэтому в «ЛНР» начали отключать свет на 2-3-5 дней. В дополнение зимой у многих еще и угля нет.

За что тогда воевали те безногие и безрукие «ополченцы»? Если люди воевали за это, то, может, они и нуждаются в такой жизни? Сидят теперь и пишут на форумах: «Да, Россия нас обманула», а затем рыдают в кабаках под песню…
Получается, что гуманитарный кризис на Донбассе неизбежен? Думаю, да. Россия действительно начала уменьшать финансирование. «Добровольцы-ихтамнеты» получают зарплату день в день, секунда в секунду, а «ополченцы» давно уже нет. В «министерстве угольной промышленности» появился приказ закрыть после Нового года шахты «Свердловантрацит» и «Ровенькиантрацит». Шахты будут закрывать и вырезать на металл, но не сразу — это будут делать постепенно. Состояние предприятий по материально-техническому обеспечению такое, что их удерживать больше невозможно. За 5 лет войны шахты не получили ни одной новой запчасти, ни одного насоса и комбайна. У шахтеров нет средств индивидуальной защиты, нет другого обеспечения. Они вернулись в состояние даже не 90-х. Еще немного и будут ведрами воду вытаскивать, а дубинкой уголь бить.

Очень страшно наблюдать, как твой город каждый день уже не падает на колени, а разлагается, как покойник. Все-таки Свердловск — последний блок-пост Украины на российской границе…

Я, еще когда жила в Свердловске, говорила нашим шахтерам: «Куда вы, подлецы, лезете? Вы законодательство почитайте, вашу работу Украина сделала престижной, дала вам пенсию и угля». Каждый шахтер, который работал на шахте, даже если она закрылась, пожизненно получал бесплатный уголь. Если умирал — получала жена. Это 6 тонн бесплатного угля каждый год. Просто невероятные цифры, которые раздавались людям, чтобы у них было тепло. Вот такие популистские законы принимались для того, чтобы шахтеры поддерживали Партию регионов и коммунистов.

Но с тех пор как на Донбасс пришел «русский мир», коллаборационная власть уменьшила для шахтеров нормы угля сначала до 3,5 тонны, а затем до 2,5. Россия просто офигела, когда увидела, сколько тонн угля выдавали шахтерам бесплатно. Сейчас на оккупированных территориях, несмотря на то, что заминированы посадки, лесополосы, люди идут с пилами, пилят дерева и парки, чтобы было чем согреть дом. Вот она, маленькая угольная Швейцария. А рядом город Гуково Ростовской области, где люди уже выпилили сады друг у друга, чтобы было чем дома отапливать. У них такого обеспечения никогда не было.

Еще перед войной я об этом нашим шахтерам говорила, но они шапками меня забрасывали…

Вообще-то шахтеры — фундамент «русского мира» в 2014-м. В то время в Свердловске работало 15 тысяч человек, в «Ровенькахантрацит» — 14,5. Еще 12 тысяч в «Краснодонугле». Это очень большие цифры, но когда начались эти призывы к «русскому миру», я вам скажу честно, не было массовости. Местная власть выходила, коммунисты бегали. Стояли на площади какие-то синие, подпухшие, кто-то ворчал «Давай в Россию», «назад в СССР». На «референдуме» каждый голосовал за свое — кто-то за «ЛНР», кто-то за Москву, кто еще за что-то. А вот большинство шахтеров говорило: «Какая разница, под кем быть? Какая разница, кто нам будет платить зарплату. Ну были мы в СССР, потом в Украине, сейчас вернемся в СССР. Какая разница — лишь бы деньги платили.
А произошло наоборот. В Антраците россиян встречали с хлебом-солью, звали к себе в гости и кормили шашлыками. Вот сейчас там не платят шахтерам зарплату и начались бунты. За это людей начали увольнять…

Теперь все больше слышно «нас обманули»… Что дальше? Это один из первых задаваемых мною вопросов «народу Донбасса».

В 2014-м с меня на Донбассе смеялись. Тогда большинство было уверено, еще чуть-чуть, и как в Крыму. Сейчас 2018-й. Пять лет войны. Разрушенный Донбасс. Россия, напоминающая при каждом удобном случае, что «Донбасс-это Украина», вроде как должны были погаснуть все иллюзии, но такие уверенные в «еще чуть-чуть и, как в Крыму» в ОРДЛО и до сих пор есть…, вот только теперь их меньшинство. А вот большинство теперь задает себе именно этот вопрос. Кто-то молча, боясь признаться в этом даже самому себе. Кто-то уже осторожно обсуждает с товарками на кухне. Кто-то уже об этом говорит, оглядываясь по сторонам в окопах ОРДЛынии. Подчищаются страницы в соцсетях. Меняются аватарки.

Нет, нет, не спешите радоваться, злоба здесь преобладающее чувство. Они нас ненавидят. Критическим своим большинством. Ненавидят, вот, например, нас, переселенцев, что мы уехали и бросили их мучиться в ОРДЛынии. А должны и обязаны их забрать, купить им жилье, перевезти их вещи, обустроить, заботиться. Ну, если не мы, лично, то вот «эта ваша Украина». И мы здесь шикуем, а они там…. Это страшно, то что люди там так и не смогли осознать личной ошибки и личной ответственности.

А еще, что они живут иллюзорными симулякрами. Им легче каждый день обсуждать, как нам здесь хорошо или плохо, ждать, вот –вот приползут на коленях, чем признать, что их мир, оказался не таким «багатым», как они хотели… Снова кто-то виноват. Но, разве можно обмануть того, кто не хочет верить в обман?

В Украину по-прежнему не хочет большинство. Это и страх ответственности, и попытка сделать хорошую мину при плохой игре, и все еще российская пропаганда про «фашизм». При этом ехать в Украину к «фошиздам» за пенсиями и продуктами никто не боится. Странно, да? Целыми днями рассказывать товаркам о «фошизме» в Украине и ехать к укропам за пенсией, товаром, за продуктами. Туда-сюда. 5 лет.

Есть категория, которая как бы и не против, но…Не хотят возвращаться на правах проигравшей стороны. Если и возвращаться, говорят в ОРДЛО, то — особый статус, и без «биндер», и мовы, и всего укропского. Донбасс критическим своим большинством готов терпеть, но быть «республикой». Ну, или зайти победителем, со сменой Конституции Украины, автономной республикой Донбасс. Основная масса за то, чтобы «вернуть все, как до войны». А вот это вот -«как до войны»,- это как? Утром проснулись и …2013-й? Янукович. Крым наш. Все живы? Всё хорошо? Вот последнее меня больше всего интересует: если завтра «как до войны» — всё ли будет соответствовать их требованиям?

новые-известия.ру